Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

..

КОЛЕСО

КОЛЕСО

Что подарить тебе в следущей серии
Машину или все-таки огнемет;
Мир вокруг нас не очень-то добр.
Тахта продавлена, обои криво наклеены
На лестнице пахнет куревом и говном.
Деньги задерживают уже неделю.
Мир не только зол, но хрупок и глуп.
Характерно, что в этом кружении
В этом падении
Я слышу веселый гул водосточных труб.
Ты идешь домой и дождь идет за тобой.

Бесконечна моя благодарность шагам за дверью
Ничего не ждешь от тебя плохого
Привет
Что делала? Много за день понаписала? Ужинать будем?
Вскакиваю и поддеваю коленом столик.
Ноут соскальзывает с него, ты ловишь
Вообще кажется ты постоянно ловишь меня:
Подхватываешь на руки на остановке
Отводишь взгляд от высоты окна.

За это тебе много очков вперед.
Так что подарить тебе в следущей серии –
Джип в просторечии «Врангель» или же огнемет?..

Щелкаешь пальцами: я принес сыр и вино.
И кино, также принес кино.

Разбирая костяшки пальцев как домино
Мне бывает страшно, когда темно.

- Он подвез меня, взял пару сотен.
А после пошел за мною, вскочил в дверь черного хода.
Ты же помнишь, мои ключи барахлят на парадной двери.
Вертишь ключи в руке.
Я всегда захожу к тебе с черного хода.
- И… что?
- Я его укусила. Укусила его за язык и сбежала.
- Возьми мои.

Убежала по лестнице, грохоча сапогами.
Потом долго плевалась
Кто знает, что за язык
Вдруг он отравлен
Пахло куревом, кровью, а также говном
Вокруг колыхался, поскрипывая панелями, дом
Твой дом.
Кажется, ты первый раз мне тогда не поверил.
А зря.
Все правда.
И еще мне были нужны ключи от парадной двери.

Мой нынешний дом защищен
Посредством собак и ворон
У него три входа, и черного ни одного.
Он сильно пахнет кошками и землею, но ничего.
Привыкаешь.
За три года мне никого не пришлось кусать за язык.
Выпили тут с соседями, через овраг меня провожают.
А твой-то, бывший, как – иногда наезжает?
Не наезжает. Приехал разок и все.
А то смотри, Мишка у нас неженатый.
Да нет, ребята, все хорошо
Только чертово колесо
Хочется приделать к сотовой вышке на другом берегу
Оврага.
Чтобы кукушка каталась на нем по кругу
И дождевая влага
Чтоб разбивалась и радугой висла над берегом в дождь.
Ты же убережешь меня от неправедного?
Ты правда – убережешь.
..

Яблоневый реестр

Когда мы купили дом, в саду было 7 яблонь.
3 с северной и 4 с юго-восточной стороны.
Большей частью - старые, заслуженные деревья. Плодовые деревья живут недолго, не то что сосны, елки или дубы - редкая яблоня переживет посадившего ее человека. Было ясно, что с приходом новых хозяев сад начнет обновляться сам собою. Но в отличие от слив и вишен, которые размножаются корневой порослью и таким образом фактически бессмертны, яблоня погибает один раз. За три года у нас погибло 2 дерева, и третье, скорее всего, погибнет этой осенью.
Поэтому начну с некролога.

Некролог. Смерть первой яблони.

Первое дерево начало сохнуть на второй наш год. Внешне она выглядела крепкой, но мы осмотрели ее и поняли, что у портится корень. Она сильно качалась, как готовый вывалиться зуб. Эта яблоня мне нравилась больше всех, я про себя называла ее "аборигенкой", хотя давно выяснила по справочнику, что сорт советской селекции. Как ни странно, именно такие яблони росли в одичавших садах на Сойкинском полуострове, где раньше жили ижоры и где мы зависали все детство. У нее были небольшие плоды пурпурно-зоряного цвета, хрустящие на разлом и свежие, как вечерний воздух. В свое последнее лето она облетела почти полностью, и только зоряные ябочки висели на ветках, невероятные, как снегири в августе.

Некролог. Умерли еще две.

Второе умершее дерево - это белый налив, который засох этой весной. Деревце относительно молодое, и в его смерти, наверное, есть наша вина - мы позволили малиновым зарослям доползти до него и окружить. История повторилась - весной на безлиственном дереве в последний раз распустились огромные белые цветки. Они тоже напоминали птиц – каких-нибудь мелких чаек.
Третья яблоня, похожая на китайку - маленькие рыжие яблочки величиной с грецкий орех. Она сломалась еще при прежнем хозяине, но Алексей Георгиевич (мы его не знали, он умер раньше, видели только портрет и местные о нем хорошо говорят) укрепил разлом брусками, обмотал и залил варом. Но в июньский шторм этим летом яблоня сломалась еще раз. Обняла шатром кусты смородины: листья пока зеленые и она надеется принести плоды. Посмотрим осенью, может, и можно еще что-то сделать.

Теперь про бесспорно живых.

На южной стороне сейчас осталось одно здоровое дерево - огромная антоновка. Настолько масштабная красотка, что когда мы стригли деревья позапрошлой осенью, я смогла на нее залезть. Форма ее кроны напоминает купол медузы. В урожайный год она приносит больше центнера яблок. Они довольно лежкие, но по первому времени кисловаты, на разрезе очень быстро темнеют. Мне кажется, Антоновка негласно борется за лидерство с яблоней-патриархом с северной стороны. Кстати, может, это она и задушила налив, а вовсе не малина.

Теперь про северную сторону.

Здесь три дерева: две сестрички сортовых - Цыганочка и Налив, и Железная Яблоня, или Яблоня-Патриарх.
Цыганочка и Налив стоят по обе стороны маленького деревянного столика, они едва по два метра ростом. Это молодые и очень старательные деревца. В прошлый "безъяблочный" год, когда большие деревья отдыхали, обе с трудом, но выдали по корзине плодов: огромные белые рыхловатые - от Налива, и тоже не маленькие "цыганята" - осенние яблоки, тяжелые, сырые и сладкие, с одной стороны - фиолетово-красные, а другой бок густо зеленый.

Железная Яблоня Северной стороны

Называется так потому, что у нее рыжий ствол. Такой эффект может дать битый кирпич у корня или железо. Битого кирпича у нас нет, это не разоренный район, здесь даже немцев не было, а дома всегда строили деревянные. Зато известно, что в средние века южный берег Финского залива был железодобывающим регионом. Похоже, яблоня устремила свои корни очень глубоко и насосалась болотных руд.
Она очень умная, эта яблоня, и самая старая в саду. Сейчас, когда в очередной яблочный год и Антоновка, и Сестрицы, и даже надломанная Китайка изнемогают под тяжестью плодов и нужно ставить к их веткам распорки, Железная Яблоня спокойно сбрасывает лишние плоды. Когда ты идешь по тропинке вдоль дома, под ногами с хрустом взрываются маленькие железные бомбочки. Зато она не потеряет ни одной ветки, а плодоносить будет аж до ноября, и последние яблоки на вершине (людям не достать даже специальной плодорезкой) послужат кормом для птиц.
..

Этим летом – 4

Тетка и лодка
Первые по-настоящему жаркие дни этого лета состоялись на водоразделе июня и июлия. Прибыло дачников, почти в каждом дворе готовили мясо или коптили рыбу. Мужики надели тапки и разноцветные трусы до колен, женщины поснимали лифчики, в каждом втором встречном платье просторно болтается плоть. В вытянутых джинсах и футболке «puma» сижу на заливе, пью вино и кормлю собаку лепешками. Чувствую себя малолетним гопником. От каждого кусочка откусываю разок, потом кидаю овчарке. Есть не хочется. Овчарка, морда в песке, сочно чавкает, потом вываливает розовый язык-кондиционер и ждет продолжения. В молочной воде залива стоит тетка, поддернув платье, чуть пенящаяся вода доходит до белых ляжек. Тетка колышется в такт движению легкой ряби и делится с мобильным телефоном восторгом своим от жизни и летнего вечера. Цензурных слов у нее не хватает, если купировать сообщение, то от него останется только восхищенная констатация: «Я в воде!».
Через воду (толченую бирюзу развели в молоке) к берегу идет моторка. Кажется, вот-вот лодка и тетка встретятся недалеко от берега, но метрах в пятнадцати от линии прибоя моторка замирает, разворачивается и на малых оборотах уходит в сторону Кронштадта. Удивительно быстро суденышко обращается в точку, но гул мотора еще долго дрожит над заливом.

Звезды на синем куполе
Этим летом мне негде остановиться в городе. Так всегда бывает – когда у тебя есть подобие дома, то прочие ближние дома по-соседски зовут тебя остаться, зависнуть в гостях. И наоборот – вместе с бывшим домом закрываются двери соседей. По системе свой-чужой тебя распознают однозначно. Наконец тебе надоедает лукавство уже бывшей компании, и ты идешь сквозь ночной город один, как и подобает чужаку.
Еще недавно ты был своим в этом районе, и голуби ели с твоей руки. Сейчас все, что осталось – это синие в белесом небе купола Троице-Измайловского войскового собора, звезды которых подсвечивает желтая луна.
Летняя ночь в этой бывшей военной слободке особенно коротка и почти безлюдна; за два предрассветных часа ты однажды столкнешься с подгулявшей компанией близ бильярдного клуба «Стрелец», и пару раз – с патрульной машиной. Милиционеры минуют тебя, как тень – ведь тебя на самом деле нет уже в этом городе, ты спишь в пятидесяти километрах на юго-запад, в летнем домике, полном замшелых запахов и звенящей под потолком мошкары. Дверь в сад приоткрыта, и сквозь нее видно, как пылают звезды на куполе Троицкого собора, пылают изнутри, постепенно разрастаясь до ужаса сверхновых, затем синие своды рушатся вовнутрь. Твой Храм сгорел шесть лет назад, помнишь?.. Видно было аж из Кронштадта. А все последующее – ложь, новодел, случайное соседство.

Репа, сливы и яблоки
Этим летом твоя репка пошла на второй круг: все корнеплоды, которые ты не съел осенью, уже в апреле выбросили побеги, в мае зацвели, а вот сейчас тяжелеют зелеными стручками семенных хранилищ. К концу лета они созреют, подсохнут и зазвенят на ветру.
По-хорошему, их давно нужно извести – ну какой смысл выращивать репу на семена, когда пакетик этих семян в магазине стоит десятку?
Но это хорошая, белая, крупная репа с цилиндрическими жирными корнеплодами. Семена финские, дала твоя мама. Пусть будет. Пусть будет. На расплод.
Она отлично здесь растет, финская репа на родине предков. Мне, правда, всегда больше нравилась мелкая и золотая, уплощенные такие бомбочки – размером лишь с крупную картофелину.
Так ты что, правда в огороде копаешься? – не поверил бессарабский знакомый, из той культуры, где земледелие – это не промысел (природный? Божий?), но род индустрии. Да, говорю, копалась – пока было с кем. У нас на севере рискованное земледелие, азартное. Сродни охоте, например. Не пахота на результат, а игра в рулетку с погодой и суглинками, супесями. Бинго! В этот год уродился лук. А в следующий кабачки висят гроздьями по стенкам. Или яблоки центнерами снимаем. Или квасим сливы в огромных банках на уксус.
- Будет много фруктов в этом году, - сказал ты в марте, принюхавшись к ветру что ли – черт тебя знает.
- Купим может самогонный аппарат?.. Будем сливовицу гнать. И репу посадим.
Репа дает семена. Тебя я больше не знаю – ну, таким как раньше, счастливым и чумазым, который нюхает ветер и моется голым в зеленом закутке между дровником и баней, где старые сливы. И брызгается на меня из ковшика, когда я зову обедать. Я отскакиваю и ругаюсь, шиплю, как гусь. По гладким волосам (есть женщины их волосы как шлемы) сбегают твердые сверкающие капли. Собака лает, подпрыгивая в приветствии, поднимает тяжелые мощные лапы.
Черт, гусь.. всего этого нет, отряхнись. Голову отряхни – вот она, отрубленная, катится. А вот сливы и яблоки будут. Думай, пожалуйста, о яблоках.